↓ Меню ↓

Творящему по творению его…

Творящему по творению егоАвтор этого произведения — Чеботова Марина — ведущий Симорона в Донецке. Очень творческий человек и опытный симоронавт. Произведение написано в 2003 году. В шутливо-игровую форму пьесы Марине прекрасно удалось вписать весьма серьезные и полезные вещи…

Рекомендую всем!

ТВОРЯЩЕМУ ПО ТВОРЕНИЮ ЕГО

(с любовью и благодарностью ко всем симоронистам и околосиморонистам)

Персонажи: творец 1, творец 2, творец 3, :, служащие Центра Творения (ЦТ), Любовь, Страх, Нитонисё.

Декорации: вселенная, планета Земля, времена года и погодные условия - разнообразные (согласно сценарию).

Реквизит: одежда, строительные объекты и предметы обихода конца 20 — начала 21 века (том 2, страницы 689-1230 согласно сценарию).

Действие первое:
утро, солнышко, слякоть

Сапожки с острыми носиками старательно огибают грязные лужи. Черное пальтишко с рюкзачком плывёт по тротуару. Копна светлых волос развевается на ветру, застывая у витрины.

Ярко-розовые губки:

- Я хочу эту шубу. Ка-а-а-а-к же я хочу эту шубу!

В ЦТ дежурный повёл ухом.

- Но денег у меня нет и не будет в ближайшее время. Нет. Это невозможно.

Дежурный вздохнул:

- Ничего не поделаешь. Надо посылать команду… Первую команду объединенных сил творения прошу обеспечить качественное хотение творцу 1. Вторую команду прошу собраться для обеспечения творцу 1 отсутствия денег. И чтоб ни копейки! А то знаю я вас: только отвернись, а они подкидывают: то мужу прибавку, то рубль в троллейбус. Третьей команде можно не спешить. Подготовьтесь хорошо — задание не на пару минут и непростое: «невозможность» обеспечить — это не для новичков работа.

Силы творения зашевелились, перегруппировались и молниеносно заняли свои позиции.

Действие второе:
двадцать восьмое декабря, бухгалтерия приличного заведения

- Ой, девочки, скоро Новый год!

Стройная джинсовая спинка мягко упала на спинку стула. Голубовато-серые глазки оторвались от семнадцатидюймового монитора и взметнулись к потолку. В них вспыхнул игривый огонёк. Офис наполнился сказочным запахом детства. Мечтательный озон на мягких лапках проник через солнечное сплетение каждого, заставляя забыть обо всём, кроме…

- Ленка, перестань. Премию не дали. Нет, не то, чтобы у меня была проблема с деньгами. Но надо же уважать женский труд, особенно в отчётный период. А ещё мой придёт пьянющий из своей бани. Стоять целый день у плиты.

Дежурный ЦТ записал в журнал: »Творцу 2 обеспечить пьяность мужа и сбор гостей в количестве 15-20 человек. Хех»

Подперев ладошкой подбородок, задумался. Потом опомнился и быстренько стёр «20″ и «Хех».

- Это ещё что. Вот посмотрите, на Новый год точно будет дождь вместо снега, — вставили итальянские очки на припудренном личике.

Дежурный не стал писать. Он скопировал прошлогоднюю запись: «Обеспечить творцу 2,3,6,23098 дождь на Новый год (и ни одной снежинки!)»
- Да. Вот так всегда. На Новый год дождь, а на восьмое марта — снег. И что там думают в небесной канцелярии?

В небесной канцелярии не думают. В небесной канцелярии берут и делают.

Действие третье:
май, запах свежести за окном

Худенькая фигурка в проёме окна бросила тень на паркет ёлочкой. Мальчишечий голос выдаёт какую-то бубниловку, уплывающую в сиреневый вечер:

- Эффект Холла… Стенки… Потенциал… Поперечные…

- Нет. Ни за что мне не осилить. Ма-а-а-а-а, я больше не могу, можно я схожу в магазин, у нас же нет хлеба!

- Есть у нас хлеб. Бабушка ходила, — прозвенел голос из кухни.

- А чего у нас нет? Я больше не могу. У меня извилины уже все передрались за
«место для отдыха».

- Давай ещё немного.

Шаркая, фигурка подошла к дивану и завалилась, раскинув тонкие руки. Лицо обрадовалось долгожданной встрече с хлопковой пампушечкой и утонуло в пуху. Мир на мгновение замер.

В Центре Творения почувствовали облегчение и миллионы улыбок превратились в миллионы Млечных путей.

Из тишины появлялись и проходили мимо разномастные мысли. Ничто, казалось, не могло потревожить их хозяина. Он торжественно и учтиво встречал их и провожал. Но одна уходить не хотела: <Завтра ЭКЗАМЕН!!!> Огромная, сильная
мысль удерживала на себе всё внимание. Казалось, ещё совсем немного и она, как Винни-Пух, просто застрянет в дверях. С этой настырной толстушкой нужно что-то было делать. Но на неё ведь страшно смотреть!

- Мне не сдать. Ещё столько много, а я не осилил и половину. Я не могу.

Дежурный насторожился.

- Или смогу? Я хочу сдать! (Д: обеспечить хотение…)

- Я сдам! (Д: стереть запись).

- А вдруг завтра ничего не вспомню? А вдруг билет попадётся сложный?

Дежурный: »Прикрепить Нитонисё к творцу 3. Установить наблюдение. Обеспечить
качественное состояние сомнения на протяжении выбранного творцом времени.»

Действие четвёртое:
осень, переменная облачность:

Неуклюжие костяшки, не от отсутствия опыта, а от изрядного его количества, аккуратно застёгивают добротный пожилой костюмчик из смешанной ткани тёмного цвета. После переходят к туфлям, но, решив, что те уже не маленькие, справятся и сами, тянутся за клетчатым с красивой деревянной ручкой зонтом.

- Если я его не возьму — будет дождь. А, если возьму, точно не будет. Зря проношу тяжесть, — остро заточенный карандаш для живописи нанёс между серебристыми бровями еще пару штрихов.

- А! Катись оно всё!.. Я слишком устал быть предусмотрительным. Я устал бояться. Страх. Какой ты?

И тут их глаза встретились: уставшие, влажные, затёршие мир до дыр, и другие, в которые редко кто отважится посмотреть: серые глаза, чёрный галстук. Костюм не по размеру и довольно яркий. Страх не был ужасен, как казалось раньше. Он был несчастен, всеми забытый, старался всю жизнь привлечь к себе внимание владельца. Он кричал, щекотал пятки, бил в грудь, чтобы его заметили.

И вот от такой удачи страх изменился. Переоделся, сменив свой костюм на воздушный, такой чистый, казалось, нескольких оттенков белого, плащ. Весь засиял. Подумал было выпасть снегом, но опомнился — не сезон.

- А ты не так уж и плох. Идём гулять?

Красивой деревянной ручке так и не удалось помурлыкать под ладошками. Осенний день встретил приятной прохладой, золотом на небе и на земле, танцами кленовых, каштановых и других профессионалов. Два штриха между бровями исчезли, а взамен появились два новых: «жизнь», «жизнь»… И на одного танцора у дня стало больше.

Дежурного вызвали на совещание. Совет попросил принести записи творца 5. «Хотение вылезть из манежа; быть сухим; избавиться от прыщей; быть высоким; стать космонавтом; очень большое хотение бросить курить; быть любимым; быть
нужным; ещё чуть-чуть пожить…»

- Ничего не понимаю. С таким списком творец 5 должен уже… Что произошло?

Дежурный улыбнулся:

- Он перестал хотеть. Он наконец-то начал жить.

- Снять наблюдение за творцом 5. Зарегистрировать ещё один центр творения.

Действие пятое:
июнь, послеполуденное солнце, лёгкий ветерок

Два цветных ситцевых пятнышка на ярко-зелёном ковре летят мимо облаков.

- Ты умеешь читать по облакам?

- Но для этого надо знать язык облаков. А кто может знать его?

- Только сами облака. Нужно наблюдать. Строка за строкой, буква за буквой. Быть строкой, быть буквой. Стать облаком! Вот представь на минуточку, что мы два лёгких, кружевных облачка… Летим свободно. К нам примыкают другие облачка, мы становимся больше. Потом какая-то часть отделяется и летит рядом. Потом опять еще другие облачка сливаются с нами. Мы двигаемся, мы разные, но всем хватает места: Мы танцуем танец жизни!

Минуточка от восхищения потянула спинку и стала больше похожа на часик. За это время небо потемнело.

- Ой, кажется, мы становимся огромной свинцовой тучей. Но я не хочу быть громадной чёрной тучищей!

- Зато пойдёт дождик! Он нужен всем!

- Бе-е-е. Мокро. Фр-р-р.

- А ты танцуй дальше, не останавливайся. Будь тучей, будь дождё-ё-ё-м!

Два цветных пятнышка запрыгали-забегали, стали изображать тучу. Та, казалось, начала даже подмигивать. Лето настолько развеселилось, что от смеха у него брызнули слёзы из глаз. Оно так обрадовалось, что решило обязательно заиметь что-нибудь цветное. Например, радугу.

В центре творения все в отпуске: солнечные и воздушные ванны, водные процедуры, а потом: Танцы, танцы, танцы…

(c) Марина Чеботова, 2003


Комментарии закрыты.